Солдат, писатель, диссидент

Дорогие друзья! Наш литературный час посвящен Виктору Некрасову — писателю-фронтовику, автору первой правдивой книги о войне «В окопах Сталинграда», по удивительному и драматическому стечению обстоятельств удостоенной в 1947 году Сталинской премии. Эта книга сыграла важную роль в дальнейшем развитии военной темы в литературе. Она стояла у истоков литературы фронтового поколения, называемой позже «лейтенантской прозой». В июле 1943 года Илья Эренбург писал: «Замечательные книги о войне напишут не соглядатаи, а участники, у которых теперь подчас нет возможности написать письмо родным… Зародыш классического романа уже живёт в голове фронтовика, который теперь думает куда меньше о литературных формах, нежели о характере вражеской обороны». Пророческие слова Эренбурга имеют самое непосредственное отношение к первой книге Некрасова. Дальнейшая судьба произведений и публикаций Некрасова оказалась трагичной. За их правдивый характер писатель постоянно подвергался официальной критике. В 70-х гг. он был исключён из партии с полным запретом издаваться. С 1974-1986 гг. Некрасов жил в эмиграции. Целое поколение читателей не имело доступа к его книгам.

К 110-летию Виктора Платоновича Некрасова. Подготовила: Яценко Н.В., зав. сектором читального зала

Виктор Некрасов – фронтовик, писатель, диссидент, запрещенный в СССР эмигрант.

Некрасов Виктор Платонович родился 17 июня 1911 года в Киеве, умер 3 сентября 1987 года в Париже. Известный советский писатель-фронтовик.

5 подвигов фронтовика Виктора Некрасова после окончания 2-й Мировой войны.

Главной, хотя вынужденной ошибкой Сталина, было то, что в 1944-1945 гг. миллионы советских солдат увидели жизнь «за железным занавесом», где даже разрушенная и поруганная нацистской Германией Европа выглядела более привлекательно, нежели Советский Союз. Это наложило неизгладимое впечатление на всех солдат и офицеров Советской армии, включая писателей, только одни молчали, получая награды, премии, места в Союзах писателей и журналистов, другие, как донкихоты, вступали в бой с системой, который выиграть в те годы никак не могли.

Одним из таких донкихотов и был фронтовик-орденоносец Виктор Некрасов, который

1. Осмелился выступить с критикой… КПСС, поставив свою подпись под петицией о нарушениях прав человека в УССР и в защиту запрещенной книги Вячеслава Чорновола «Горе от ума» (присланных в 1968 году в Международную Ассамблею ООН);

— затем Виктор Некрасов подписал письмо в защиту украинских диссидентов, которое было адресовано Брежневу, Подгорному и Косыгину;

— в 1966 году стал одним из 25-ти деятелей культуры и науки, открыто выступивших против реабилитации Сталина в своем обращении к  генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу.

2. После окончания войны Виктор Некрасов продолжает помнить о ней и чтить память тех, кто не дожил до победы, включая невинно убиенных, прежде всего, в Бабьем яру, где было расстреляно более 100 тысяч евреев и советских военнопленных

— в 1959 году Виктор Некрасов написал повесть «Кира Георгиевна», с которой выступает в «Литературной газете», вместе со своей статьей о необходимости увековечить память советских людей, расстрелянных фашистами в 1941 году в Бабьем Яру. В ответ Виктора Некрасова обвинили… в сионизме, что означало в Советском Союзе «запрет на профессию художника слова».

Почему СССР боялся устанавливать памятник жертвам фашизма в Бабьем Яру? Известный советский архитектор Анатолий Игнащенко (1930-2011) так объяснил позицию ЦК КПУ, когда также хотел принять участие в создание памятника: «Согласно тогда господствовавшей у нас идеологии, все жертвы Бабьего Яра не заслуживали народной памяти: украинцы – националисты, военнопленные – подлые трусы и предатели. По поводу евреев бытовало мнение, что это за нация, если не сопротивляясь фашистам, по первому зову оккупантов пришла, как стадо овец, в Бабий Яр на расстрел… О тысячах военнопленных умалчивали – разве могли солдаты, офицеры, генералы доблестной советской армии тысячами сдаваться в плен?!»

Николай Некрасов

Виктор Некрасов не мог понять логики коммунистов о «выборочной» правде о прошедшей войне:  Еще в октябре 1959 года в «Литературной газете» он напечатал статью «Почему это не сделано…» .»У меня тоже погиб здесь друг. В Киеве нет человека, у которого бы здесь, в Бабьем Яру, не покоился бы (нет, тут другое слово нужно) отец или сын, родственник, знакомый…Когда человек умирает, его хоронят, а на могиле его ставят памятник. Неужели же этой дани не заслужили 195 тысяч человек, зверски расстрелянных в Бабьем Яру, на Сырце, в Дарнице, в Кирилловской больнице, в Лавре, на Лукьяновском кладбище?» — писал Некрасов.

Памятник в Бабьем Яру открыли в 1976 г., когда Виктор Некрасов уже выехал из СССР. «В Бабьем Яру были расстреляны не только евреи, но только евреи были расстреляны здесь лишь за то, что они были евреями», — написал об этой трагедии сам Некрасов.

3. За очерки об Европе и США, Виктора Некрасова обвинили…  в «низкопоклонстве перед западным образом жизни». В 1960-х годах Некрасов побывал в Италии, США и Франции. Свои впечатления о поездках он написал в нескольких очерках в которых не стал описывать «загнивающий капитализм», за что был… сначала получил партийное взыскание, а немногим позже и вовсе исключен из КПСС. На этом советская власть не остановилась, и при обыске в доме Некрасова были изъяты все рукописи и нелегальная литература.

После этого, на протяжении 6 лет подряд, Виктор Платонович постоянно подвергался многочасовым допросам;

— а в 1971 году, после выхода в свет книги Некрасова «В жизни и в письмах», на его творчество был наложен запрет, а вышедшие ранее книги начали изыматься из библиотек;

— «Некрасов поднялся на трибуну не с покаянной речью. Он пытался объяснить, что не собирался кого-то хулить или хвалить, но если, например, в США на телевидении 17 каналов, то он указал этот факт… Из зала закричали: «Зачем нам ваша пропаганда! Вы говорите о том, что напечатали в журнале, чтобы дезориентировать народ», — вспоминает происходящее тогда писатель Евгений Сверстюк.

4. Литературным подвигом Виктора Некрасова критики называют его всемирно известную повесть «В окопах Сталинграда» (1946). 

Данное произведение было основано на реальных событиях, которые пережил сам автор, воевавший под Сталинградом в должности заместителя командира саперного батальона

— он ушел добровольцем на фронт, хотя имел бронь, прошел путь от Сталинграда до Польши, закончив войну капитаном.

Виктор Некрасов

Его повесть «В окопах Сталинграда» стала первым произведением о войне, написанным правдиво, насколько это было возможно в то время.

— «Да, самое страшное на войне – это не снаряды, не бомбы, ко всему этому можно привыкнуть; самое страшное – это бездеятельность, неопределенность, отсутствие непосредственной цели. Куда страшнее сидеть в щели в открытом поле под бомбежкой, чем идти в атаку. А в щели ведь шансов на смерть куда меньше, чем в атаке. Но в атаке – цель, задача, а в щели только бомбы считаешь, попадет или не попадет», — одна из наиболее запоминающихся цитат из книги Некрасова «В окопах Сталинграда».

Интересное о Викторе Некрасове.

Виктор Некрасов

— В 1967 году в издании «Новый мир» был опубликован очерк Некрасова «Дом Турбиных», люди потянулись к этому дому. Сейчас дом называют не по фамилии тут жившего автора романа «Белая гвардия» Михаила Булгакова, а по фамилии «живших» здесь его героев. Дом стал современной легендой Андреевского спуска в Киеве;

Виктор Некрасов

— всю премию (50 тыс. рублей), которую получил Виктор Некрасов в качестве Сталинской премии за свою повесть «В окопах Сталинграда», он отдал на приобретение колясок для инвалидов войны, не оставив себе ни копейки. Но от Некрасова ждали не этого. Власть хотела, чтоб он стал неким ручным лауреатом, который будет писать только то, что захочет власть, и не выходить за рамки;

— «В окопах Сталинграда» вышла отдельной книгой в СССР только один раз. Но переиздавалась общим тиражом более четырех миллионов экземпляров и была переведена на 36 языков мира;

— его выводила из себя казенная формулировка, сопровождавшая искалеченных солдат почти всю жизнь: «подлежит переосвидетельствованию через 6 месяцев». Безногие люди должны были каждые полгода приходить на переосвидетельствование, доказывая, что у них не отросла новая нога;

Виктор Некрасов

На фото слева направо: Владимир Максимов, Мстислав Ростропович, Виктор Некрасов, Париж, 1978.

— Виктор Некрасов никогда не признавал показухи. Он не писал за полированным столом, а просто подкладывал кусок дощечки под листочек и творил, буквально на коленях. Не признавал он и напыщенности в одежде, включая пиджаки и галстуки, поэтому верхняя пуговица рубашки у него всегда была расстегнута;

— в Швейцарии Виктор Некрасов встречался с Владимиром Набоковым. А в Париже, вначале у Марии Розановой и Андрея Синявского, затем на съемных квартирах. Везде пытался найти свой угол, но это так у него и не получалось;

— после того как Виктор Некрасов вместе с женой покинул территорию СССР, у него в Ростоке остался пасынок Виктор Кондырев со своей женой, поскольку эта семья не получила права на выезд. Некрасов обратился за помощью к Луи Арагону, которого советское руководство собиралось наградить орденом Дружбы народов. Тот пришел в советское посольство и заявил, что публично откажется от ордена, если Кондырева не выпустят из СССР. Эта угроза подействовала, и Кондыреву с его семьей в 1976 году дали разрешение уехать в Париж – к матери и отчиму;

— книга под названием «Маленькая печальная повесть» стала последним произведением Виктора Некрасова;

— поэт Владимир Корнилов написал стихотворение в память о Викторе Некрасове:

Голос твой в заглушку встроясь,

Лезет из тартарары.

Вика, Вика, честь и совесть

Послелагерной поры…

Виктор Некрасов

Анатолий Гладилин, Булат Окуджава, Владимир Максимов, Виктор Некрасов, Париж, декабрь 1978.

— Виктор Некрасов очень любил Киев, хотя довольно часто с горечью в голосе замечал: «В Киеве флора это да! Зато фауна оставляет желать лучшего из-за начальствующих экземпляров…». Тем не менее у писателя было действительно много нежных слов об этом прекрасном городе. Взять хотя бы слова из «В окопах Сталинграда»: «Милый, милый Киев!.. Как соскучился я по твоим широким улицам, по твоим каштанам, по желтому кирпичу твоих домов, темно-красным колоннам университета… Как я люблю твои откосы днепровские…».

Виктор Некрасов

На фото слева направо: Андрей Сахаров, Виктор Некрасов, Лев Копелев, Елена Боннэр, Москва, 1973

Награды Виктора Некрасова.

— 9 мая 1944 года – орден Красной Звезды;

Награда Виктора Некрасова

— 24 ноября 1960 года – орден «Знак Почета»;

Награда Виктора Некрасова

— 19 февраля 1943 года – медаль «За отвагу»;

Виктор Некрасов

— медаль «За оборону Сталинграда»;

Награда Виктора Некрасова

— медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;

Награда Виктора Некрасова

— медаль «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»; 

— февраль 1986 года – кавалер ордена Искусств и литературы;

Награда Виктора Некрасова

— 1945 год – Сталинская премия второй степени (1946) за повесть «В окопах Сталинграда».

Награда Виктора Некрасова

Виктор Платонович Некрасов — киносценарист и кинорецензент

Писатель Виктор Платонович Некрасов (1911–1987) родился и прожил большую часть жизни в Киеве. В 1974 г. эмигрировал во Францию. Писать Некрасов начал в последние годы войны, после ранения, как он впоследствии рассказывал — потому что доктор в госпитале посоветовал разрабатывать раненую руку.

В 1946 в журнале «Знамя» была опубликована повесть Некрасова «В окопах Сталинграда» (журнальное название «Сталинград»). Она пользовалась огромным успехом, была переиздана общим тиражом в несколько миллионов экземпляров, переведена на 36 языков. За эту книгу, после ее прочтения И. В. Сталиным, Виктор Некрасов получил в 1947 году Сталинскую премию 2-й степени. Повесть Некрасова задала целое направление в литературе фронтового поколения, которое стали называть «лейтенантской прозой».

По мотивам повести и по сценарию Некрасова в 1956 году был снят фильм «Солдаты», отмеченный премией Всесоюзного кинофестиваля. В этом фильме сыграл одну из своих первых больших киноролей Иннокентий Смоктуновский.

По сценариям Виктора Некрасова были сняты фильмы «Город зажигает огни» (1958 г., режиссер В. Я. Венгеров), посвященный возвращению с войны и началу мирной жизни, и фильм «Неизвестному солдату» (1961 г., режиссер Р. А. Нахимович).

После выхода на экраны фильмов «Солдаты» и «Город зажигает огни» связь Некрасова с кинематографом не прерывалась. Писатель продолжал работать над сценариями фильмов (не экранизированные «Чао, Джулианчик» и «Случай на Мамаевом кургане»), дружил с актерами, режиссерами и сценаристами.

Актер, режиссер и писатель Михаил Казаков откровенно рассказывает в письмах о своей творческой работе в кино, о трудностях, возникших при выходе на экраны фильма «Покровские ворота»:
«Я… ушел из театра и снял второй и любимый мой двухсерийный телефильм для TV — “Покровские ворота” о Москве пятьдесят шестого года с песнями Булата… Вот с этой-то лентой и произошел скандал. Хотя ей-богу она добра и невинна на первый взгляд, ее корежили, потом она лежала год, потом председатель Комитета TV товарищ Лапин заявил мне, что такие фильмы снимают люди, сбежавшие в Тель-Авив и США, а затем со свойственной до пленума полной отсутствием логики репертуарной политикой картину один раз все-таки показали по TV. Несмотря на положительные рецензии, она таки попала в записку ЦК как картина ошибочная. Там же было сказано, что и рецензии ошибочны. В общем, как я не пытался спрятать свои уши под колпак юродивого — ничего не вышло — торчат! Моим колпаком был жанр эксцентрической комедии из жизни коммунальной квартиры середины 50-х… Однако ностальгия по 56 году — криминал. А ирония и шутки оказались не те».

В эмиграции Некрасов продолжал живо интересоваться советским кинематографом. В своих передачах на радио «Свобода» и многочисленных статьях в газете «Новое русское слово» писатель рассказывал как о новых фильмах, выходивших в СССР, так и о классике кинематографа.

Видеообзор по творчеству Виктора Некрасова. Ресурс свободного доступа.

Виктор Некрасов читает статью «Через сорок лет…» (Нечто вместо послесловия), 1981г. Написано 7 мая 1981 г. в Иерусалиме. Впервые опубликовано в книге Виктора Некрасова «Сталинград» : повесть и рассказы, Франкфурт-на-Майне : Посев, 1981, 456 с., с. 439—456. Последнее прижизненное издание «В окопах Сталинграда» . На фотографии: обложка и фронтиспис книги. Статья на «Сайте памяти Виктора Некрасова».

Спасибо, что были с нами! До новой встречи на нашем блоге!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *